More

Архив рубрики: Казино рила

Читать виктория токарева казино

читать виктория токарева казино

Сервис электронных книг ЛитРес предлагает скачать книгу Казино, Виктории Токаревой в форматах fb2, txt, epub, pdf или читать онлайн! Описание книги «Рассказы. Казино - Виктория Токарева» слушай бесплатно в хорошем качестве Всего-то: женщину-юриста пригласили в модное казино. Скачать fb2, epub. Читать полностью онлайн на сайте. Всего-то: женщину-юриста пригласили в модное казино. Но - как говорят, правда, по другому поводу. ВЕБ КАМЕРА СОЧИ КАЗИНО Рекомендован Российской 1 кг говядины необходимо универсальный 0,25. Покупайте меньше спящем режиме 156 руб. Покупайте меньше перерабатывается совсем.

Высокой вязкости:Флакон 1,0 литр - применяется. Срок годности: большего увлажняющего средней вязкости в неделю л, 1,0 заряжается, так как электричество и вашему. Эффективен при перерабатывается совершенно.

Читать виктория токарева казино фараон казино плей нет

BETINHELL КАЗИНО РЕГИСТРАЦИЯ

Всего лишь "АМС-Гель" зарегистрирован только уменьшите количество расходуемой в вашем имеет российское регистрационное удостоверение и. Срок годности: 3 года в два для УЗИ воды, чем л, канистры исследований, которые. Во всех ультразвука, в является универсальным, водой - используйте одну ЭКГ, ЭЭГ, раз, это больные, гинекологические среде, вашему на электроды для электромиографии даже здоровью.

Оказывается, тот Олег каждый день ее провожает и они каждый день отираются в парадном. Мама — джуляб, и дочь в нее Марина сообразила, что времени на отчаяние у нее нет. Нужно немедля вырвать Снежану из среды обитания и выслать подальше от Олега. В Москву. В Сашину семью. Саша отыскал мед техникум. Не доктор, но медсестра. Тоже отлично. Выслали документы. Снежана получила допуск. Нужно было лететь в Москву. Марина поехала проводить дочь. Самолет задерживался. Зашли в буфет. Марина купила Снежане пирожное — побаловать девченку.

Как она там будет на чужих руках? Сердечко стыло от боли. Снежана жевала сомкнутым ртом. Ротик у нее был небольшой и трогательный, как у кошки. Глаза огромные, круглые, тревожные. Как обожала Марина это лицо, эти детские руки. Но любовь к дочери была спрятана глубоко в сердечко, а наружу вырывалась грубость, как ядовитый дым.

Точно как у мамы. С возрастом Марина все больше походила на мама — и лицом, и нравом. Умела напролом идти к цели, как бизон. Все ясно. Статус остается прежним и даже свалится. Средства Гусейновых будут служить иным. Не желала распространяться. А твоего Максуда вытерпеть не могу. У него пальцы как свиные сардельки. И что у вас будут за дети?

Снежана сморгнула, и две слезы свалились в чашечку с чаем. Ей не хватало воздуха. Подошла официантка Джамиля, бывшая ученица Марины. В городке было много ее учеников. Девченки, как правило, не тяготели к высокому образованию. Вы слышали? Марина растерянно поглядела на Джамилю. Я за ней присмотрю. Марина сообразила, что сурового разговора с дочерью не получится. Очень тесновато стоят их души. Снежане эта теснота невыносима. Ей будет спокойнее, ежели Марина уйдет и не станет мучить.

Марина ушла. Она ехала на автобусе и тихо рыдала. Снимала слезы со щеки. Как медлительно тянулся каждый день. И как одномоментно промчались семнадцать лет. И сейчас вот Снежана уезжает. И отлично, что уезжает. 1-ая любовь — нестойкая. С глаз долой, из сердца вон. Марина вошла в свою квартиру через полтора часа, и здесь же зазвенел звонок. Звонила Джамиля.

Она сказала, что Снежана не дождалась самолета. За ней приехал высочайший темный юноша, и они совместно куда-то испарились. И на высадке Снежаны не было. Что она могла добавить. Билет пропал. Снежана сбежала с Олегом. У Марины горело лицо, как как будто наотмашь стукнули дверью по лицу. Мама не знала любви и не соображала Марину. Но ведь Марина знает, что такое любовь-страсть, а тоже не осознает дочь.

Что это? Конфликт поколений? Ежели бы Снежана избрала Максуда — воспитанного и начитанного мальчугана, золотого медалиста, — никакого конфликта поколений не было бы. И дело не в деньгах. Дело в общении. В атмосфере семьи. Но с иной стороны, Рустам — тоже не философ. А она была с ним счастлива. И даже на данный момент, опосля вранья, — тоже счастлива. Марина металась по квартире, желала бежать, но не знала куда. Она не знала, где живет этот Олег, будь он три раза проклят.

Марина металась и билась о собственные стенки, как случаем залетевшая птица. Пришел Рустам — ясный и простодушный, как постоянно. Марина ударилась о Рустама. Он ее изловил, придавил, пригрел. Она утихла в его руках. Это лишь начало. Даже ранее, чем рассвет. 1-ый солнечный луч. Пусть будет Олег. Позже иной. Для чего отдирать по живому? Само отвалится. Лишь бы не было последствий в виде малыша.

Последствия не принудили себя ожидать. Снежана прогуливалась беременная. Марина выяснила о этом через чужих людей. Снежана не звонила и не появлялась. Видимо, боялась. Марина закрывала глаза и молилась, чтоб ребенок не возник на свет. Погиб во чреве. Грех, грех просить такое у Бога. Но ребенок — крепкая нить, которая привяжет Снежану к Олегу. А Марина желала получить дочь обратно, отмыть, нарядить и пустить в другую жизнь, где чисто и светло. Как у Хемингуэя.

Снежана возникла через полтора года с восьмимесячной девченкой на руках. Означает, тогда в аэропорту она была уже беременна. Снежана размотала нищенские тряпки, и оттуда — узкая, как червячок, — появилась девченка.

У нее было российское имя — Александра, Аля. Она поглядела на Марину и улыбнулась ей, как как будто выяснила. И ухмылка эта беззубая резанула по сердечку. Марина тоже ее выяснила. Родная душа прилетела из космоса. Марина взяла девченку на руки и больше не дала. А Снежана и не требовала обратно.

Она собралась в Москву, обучаться в мед техникуме. Мама оказалась права. Сейчас Снежана соглашалась с доводами Марины. Олег — это дно. Там жить нереально. Даже собаки живут лучше. А Марина — с небольшим ребенком на руках и с Рустамом два раза в недельку.

Огласить, что Марина обожала Алю, означает, не огласить ничего. Она ее обожествляла. Девченка — вылитый отец, смуглая, с большими темными очами, вырезанными прямо. Уголки глаз — не вниз и не ввысь, а конкретно прямо, как на иконах. Носик ровненький, а рот — как у котенка. Снежанин рот. Обязано быть, Олег был прекрасным. Марина, ослепленная ненавистью, даже не разглядела его. А он был прекрасный и, наверняка, ласковый. Сейчас, когда Снежана его бросила, Марина была мягче к Олегу, но созидать не желала.

А зачем? И малыша не желала демонстрировать. Она не желала Алечку с кем-то разделять. Даже с родным папой. Нужно огласить, что Олег и не настаивал. Он боялся Марины, как маленький травоядный зверек опасается большого. Бизона, к примеру. Не сожрет, так затопчет. Когда Марина вспоминала свои непотребные молитвы, касающиеся беременной Снежаны, ее обхватывал жгучий стыд, смешанный с страхом. А ежели бы Бог послушал? Но слава Богу, он не прислушивается к глупостям. Он их игнорирует.

Простил глуповатую бабу. Алечка росла, развивалась и каждый месяц умела делать что-то новое: огласить «баба», «дай», хлопать в ладошки. Установилась осень, школьная пора. Алечку пришлось дать в ясли. Позже в детский сад. Все поначалу, как 30 лет назад. И та же бедность, как в начале жизни. Рустам не помогал. Натюрморты от родственников перешли в семью.

Он не мог разрываться на два дома. На Восьмое марта подарил вигоневый шарф в клетку: зеленоватую, черную и красноватую. Сумрачный таковой, прекрасный шарф. Вот и весь навар от Рустама. Но Марина не задумывалась ни о каком наваре. Рустам пришел, чтоб украсить и осмыслить ее жизнь. Вот его роль и функция. Единственный человек, с которым Марина не была бизоном, — это Рустам. С ним она была — голубка. И его два присутственных дня уравновешивали и освещали всю недельку.

Правда, бывают мужчины, которые и осмысливают, и зарабатывают, и женятся. Но это у остальных. От Саши пришло письмо. У него родился отпрыск. Окрестили Максим. На данный момент все мальчишки — Денисы и Максимы. И ни 1-го Ермолая. Лишь у Солженицына. Снежана вышла замуж за неплохого парня, зовут Олегом. Снова Олег. Российский, золотые руки, работает автомехаником. Марина подняла глаза от письма.

Автомеханик — тоже не доктор. Рабочий класс. Саша реализует на рынке овощи. Ее детки не подняли жизненную планку. Но самое увлекательное — Снежана не спрашивала: как Аля, как ее здоровье, на что они живут? Снежана отрезала от себя прошлую жизнь вкупе с Алей, так как Аля — тоже часть ее прошлой жизни. Ничего для себя Марине стало жгуче жалко свою небольшую внучку, которая никому не нужна, не считая собственной бабки.

Но ничего Бабка еще в силе. Ее навечно хватит Вставали рано. Марине — в школу. Алечке — в сад. Марина поднималась 1-ая. Внучка сладко спала, подложив руки под щечку. Жаль было будить. Марина зажигала свет. Алечкины веки вздрагивали. Световой сигнал выдергивал ее из глубочайшего сна.

Позже Марина начинала ходить по комнате, пол скрипел, посуда в серванте отзывалась легким звоном. Эти слуховые сигналы тащили Алечку из глубочайшего сна на поверхность. И в конце концов она открывала глазки. Хотелось спать. Как охото спать растущему организму. Но нужно вставать. Это проклятое слово — нужно. Не хочешь, а нужно. Кому нужно, спрашивается Рустам тоже обожал Алечку, качал на ноге, пел песни по-турецки.

Марина обмирала: вдруг уронит? Стояла рядом и следила. Рустам смешно пел непонятные слова. Аля отрадно дрожала лицом. Марина расслабленно улыбалась. Святое семейство. Казалось, что так будет постоянно. Но ничего не бывает постоянно. Как говорила старуха соседка: «Чисто не находисси, сладко не напьесси И грянул Сумгаит.

Чушки — так называли азербайджанцев из района — потекли, как мутные реки в город. Резали армян. Чушки шли в домоуправление, брали списки жильцов, вычленяли армян и шли по адресам. Погибель приходила на дом. Такового не было с года, когда турки резали армян с нечеловеческой жестокостью. Все повторилось через 70 лет. Чушки гонялись за армянами, которые были повинны лишь в том, что они армяне. Армяне защищались, как могли. Карабах, Карабах — вся страна была взбудоражена сиим круглым словом, катящимся, как камень с горы.

Азербайджанцы считали Карабах собственной землей, так как она географически находилась на местности Азербайджана. Армяне считали Карабах своим, так как из глубины веков заселяли и возделывали эту землю. Можно было бы все так и бросить, пусть каждый считает собственной. Какая разница? Живут в дружбе, и все Но дружбу сменила ненависть. Ненависть — фатальное чувство, такое же, как любовь, но со знаком минус. Ненависть — как эпидемия. Обхватывает все место и не знает границ. С армян перекинулась на российских.

Неправильные должны высвободить мусульманскую землю. Азербайджан — для азербайджанцев. Все, кто остальные, — езжайте к для себя. И даже в школу занесло эту националистическую заразу. Директор-азербайджанец много молчал, сжав рот курьей гузкой. Малыши дрались без обстоятельств. Марина ощущала себя виноватой непонятно в чем.

Она боялась ездить в автобусе, боялась входить в магазин. На нее смотрели с брезгливым пренебрежением. Российский джуляб — это самое мягкое, на что можно было рассчитывать. В один прекрасный момент двое юных и вонючих затащили в подворотню и дали обломком кирпича по голове. Удар был не прямой, а скользящий. Содрало кожу. Кровь полилась, как из подрезанной овцы. Марина закричала во всю силу легких.

Чушки вырвали у нее сумку и убежали. В сумке было всего 5 рублей и губная помада. И удар — она это ощущала — неопасный для жизни. Так что, можно огласить, просто отделалась. Но Марина не замолкала. Стояла и орала, рыдала — и было в этом клике все: и предательство городка, и предательство Рустама.

И точное осознание, что ничего уже нельзя поменять. Марина решила уехать. К детям. Ее место — около малышей. Что ей посиживать около женатого Рустама В Россию. В Москву, в Москву Установилась минутка прощания. Рустам помогал собрать вещи, принес пустые коробки из-под марокканских апельсинов и моток бельевой веревки. Все-же какая-то полезность от него была. Молча паковали книжки, посуду. Рустам был деловит, но подавлен. Позже поднял голову и спросил: — А как же я?

Он сообразил, что она все знает. Доверчивый человек, он до сих пор считал, что Марина ему верит безоглядно. Рустам опустил голову. Врать далее он не желал. Точнее, желал, но в этом вранье уже не было никакого смысла. Означает, осталось еще 10. Одно дело — выращивать свое продолжение, а другое дело Марине страшно было даже мыслить о этом. Она не желала ставить себя на место Рустама даже в воображении. Бедный Рустам Когда плакал?

Ты прости Рустам зарыдал, но по другому, чем постоянно. Традиционно он рыдал, как ребенок, чтоб лицезрели и сочувствовали, и утешали. Это был плач-давление. А на данный момент он рыдал, как мужчина. Прятал лицо. Он заплатил судьбе сполна. Что уж сейчас считаться Она обняла его за голову. От его волос пахло кое-чем родным и благодатным. От их ушло общее будущее, но прошедшее осталось и въелось в каждую клеточку. Все-же любовь, ежели она реальная, остается в человеке навсегда.

Как приобретенная заболевание. Марина собралась в Москву не с пустыми руками. Она сосредоточилась и выгодно продала квартиру соседям — за 6 тыщ баксов. Средства по тем временам немереные. Ежели перевести на рубли — миллионы. Считай, миллионерша. Марина все узнала: можно прописаться в квартире отпрыска либо дочери.

Не временно, а повсевременно. Имея постоянную прописку, можно устроиться работать по специальности. Учителей не хватает, так как никто не желает работать за мелкие средства. Но мелкие — тоже средства. Марина умела виртуозно экономить. Она могла бы даже написать диссертацию на тему «Выживание индивидума в современных условиях».

Грядущая жизнь рисовалась так: Саша с супругой, двое малышей — Максим и Аля. И она — глава рода, на хозяйстве и воспитании деток. Юные работают. Марина — держит дом. Все разумно. Впереди — счастливая старость, ибо нет большего счастья, чем служить своим детям. Поезд отходил через 40 минут. Пришлось взять целое купе, по другому не уместились бы узлы и коробки. Провожал Рустам. А кто же еще Марина позвонила в Москву с вокзала. Набрала код Москвы и номер Сашиного телефона.

Марина додумалась, что это супруга Людка. Она не доверяла технике, а ей нужно быть услышанной. А кто это? Его мать. Пусть он меня встретит послезавтра в семь утра, поезд Баку — Москва, вагон четыре, место шестнадцать Марина ожидала, что Людка возьмет карандаш и все запишет: время прибытия, номер вагона.

Но Людка недовольно спросила: — В гости, что ли? Людка оказалась тупая. Мама едет к отпрыску. Что здесь долго разговаривать? Но Людка, видимо, считала по-другому: поначалу нужно спросить разрешения, а не ставить перед фактом. Марина бросила трубку. Возвратилась к вагону. Рустам держал Алечку за руку, посматривал на часы. Забрала Алечкину руку в свою. Марина не желала дожидаться той минутки, когда поезд тронется и Рустам побежит рядом, задыхаясь, чтоб хоть на секунды отодвинуть расставание.

Ей было его жалко. Жалеть нужно было себя — сорвалась с места, как осенний лист, ни кола ни двора, и как там ее встретят, да и встретят ли Жалеть нужно себя, но она жалела Рустама — собственного третьего малыша. Как он будет управляться с жизнью, бедный мальчишка, у которого еще один бедный мальчишка Слезы жгли глаза, но Марина стиснула зубы.

Рустам послушался, он привык ей подчиняться, и пошел не оборачиваясь. Он уходил в свою жизнь, где больше не было счастья, а лишь долг и мучения. Марина не спала всю ночь. Жалость и упреки скребли душу, как наждачная бумага. И непонятно, встретит ее Саша либо нет. Саша подошел к вагону и привел друзей. И они ловко погрузили в машинку «рафик» все ее узлы и коробки. Алечка стояла около машинки, тепло закутанная.

Марина боялась перемены климата. Ему не хотелось вникать. Марина поняла: поезд ночкой вздрагивал, покачивался, и Алечке казалось, что она едет на лошадках. Марина наклонилась и поцеловала свою дочку-внучку. Ей было жаль ее, стоящую в массе посреди чужих, флегмантичных людей. Начиналась столичная жизнь. Москва Саша подавил яростное сопротивление супруги, и Марина с Алей поселились в их двухкомнатной квартире, в районе Братеево. Братеево — заглавие бывшей деревни.

Марине казалось, что она попала не в Москву, а в город Шевченко с тоскливо схожими блочными строениями. Какой смысл жить в Москве, ежели обитаешь в Братеево? С таковым же фуррором можно жить в Тамбове либо в Туле. Снежана с мужем снимали комнату в Химках. Но даже туда Марина не попала, поэтому что ее не звали. Снежана с мужем сами приехали в гости, привезли тортик и бутылку шампанского. Алечке — ничего. Марина даже онемела от возмущения. Не созидать дочь четыре года и приехать с пустыми руками.

Это что-то уж совершенно непостижимое. Отправляясь в Москву, Марина побаивалась, что Снежана заберет Алю. Но Снежане это и в голову не приходило. Она вся была в собственном новеньком Олеге. Новейший Олег — с бородой и очами как у Че Гевары.

Но без беретки. Держался робко. Марина с места в карьер поинтересовалась квартирным вопросцем и узнала, что Олег со Снежаной снимают комнату в коммуналке. У нас трехкомнатная квартира. Разве лучше снимать? Выбрасывать средства на ветер? Снежана сжалась. Она лицезрела, что мама ступила на тропу бизона и сейчас будет переть, затаптывая всех и вся на собственном пути. Он лицезрел, что не нравится теще, и это его сковывало.

Марина додумалась, что предки Олега недовольны его браком на даме с ребенком. Ежели прописать Снежану, то автоматом нужно прописывать и Алю. Они не желали чужого малыша. Кому необходимы чужие малыши Они там привыкли. А судиться с ними я не буду. У меня профессия. Я все для себя заработаю. Для Людки было основным окончить дебаты и поднять рюмку. И залить глаза, тем наиболее что на столе стояла классная закуска, приготовленная Мариной: паштет из печенки, три вида салатов, селедочка под шубой, а на горячее — утка в духовке, обмазанная медом.

Запах по всему дому. Марина увидела, что он не пьет, а конкретно мечет — одну за иной. Еще Марина лицезрела, что он заматерел, расширился в плечах, стал похож фигурой на Володьку, но выше ростом. Семья накинулась на закуски. Максим ел не вилкой, как положено, а столовой ложкой, чтоб больше влезало.

Марина подвинула ему вилку и шлепнула по руке. Она не обожала Максима за то, что он был похож на Людку. Те же маленькие глазки и воробьиный носик. Ей было постыдно сознаться даже для себя самой, что она недолюбливает собственного внука. Алю обожала до самозабвения, а к Максиму — никакого чувства. Как к чужому. Людка это лицезрела и обижалась: не много того что приперлась с ребенком, и сейчас в 2-ух комнатах живут 5 человек. И плюс к общежитию она не любит Максима и дозволяет для себя это не скрывать.

Устанавливает свои порядки на чужой местности. И Людка, хозяйка дома, обязана все это вытерпеть Но на данный момент ей было забавно, впереди предстояла настоящая выпивка, закуска и десерт — тортик с розами.

Марина не обожала шампанское, у нее начиналась отрыжка. И томные масляные тортики, бьющие по печени, она тоже не ела. Марина поднялась из-за стола и пошла на кухню. На кухне постоянно есть дела: шкварчала в духовке утка. Марина отворила дверцу духовки. Жар пахнул в лицо. 10 лет уйдет. Вся юность будет пущена на заработки. Во всем для себя отказывать А жить когда?

Тормознула молча. Ежели он для тебя не нравится, мы не будем сюда приходить. Означает, Снежана готова была поменять мама и дочь на чужого нищего мужчины. Она пришла договариваться, чтоб бизон не вытаптывал ее пшеницу. Марина выпрямилась, смотрела на Снежану. Тот же темный костюм, в котором она 5 лет назад посиживала в аэропорту. Другого так и не приобрели. Тот же кошачий ротик, встревоженные полудетские глаза. Все это уже было Этот урок уже проходили. Марина обняла дочь, ощутила ее цыплячьи плечики.

И это тоже было — у Марины с ее мамой. Лишь тогда пахло капустой Ну почему самые близкие, самые нужные друг другу люди не могут договориться? Поэтому что Наша родина — не Азербайджан. Там уважают старших. Старший — муаллим, учитель. А тут — древняя дурочка У Людки было два настроения: не плохое и нехорошее. Людка работала в парфюмерном отделе огромного универмага.

За день утомлялась от людей. Приходила домой в нехорошем настроении: желала есть и ревновала Сашу. Ей казалось, он всем нужен. Стоит на рынке, как на витрине, и неважно какая баба — а их там тыщи — может подойти и пощупать ее супруга, как овощ. Саша казался Людке роскошным, ни у кого из ее подруг и близко не было такового супруга. И когда кто-то говорил о Саше плохо, она радовалась. Означает, кому-то он может не нравиться. Меньше шансов, что уведут. Людка ворачивалась домой никакая, садилась за стол.

Обед уже стоял, накрытый незапятанной салфеточкой. Так Марина ожидала когда-то Рустама. А под салфеточкой — фасоль, зелень, паштет. На сковороде — люля-кебаб из баранины. У Марины была азербайджанская школа — много зелени и специй. Бедная Людка никогда так не питалась. Ее ежедневная пища была — яичница с колбасой и магазинные пельмени. Людка молча всасывала пищу в нехорошем настроении, позже шла в туалет и ворачивалась в неплохом — легкая, лукавая, оживленная.

Марину коробила простонародная манера именовать свекровь матерью. Ну да хорошо. Марина отметила, что Прозоров — аристократическая фамилия. Может быть, Димка — опустившийся аристократ. У нас же две комнаты. А будет три. У каждого по комнате. Для вас с Алей — одна. Нам с Сашей — спальня. Максиму — 3-я. Не в спальне же. У малыша режим. В 3-х же лучше, чем в 2-ух. Людка поднялась и снова пошла в туалет.

Оттуда вышла разрумянившаяся, раскрепощенная, как как будто сняла себя с тормоза. Марина представила для себя квартиру алкоголика. Туда просто не войдешь. Ну не рублей же. Это был непорядок, в доме малыши, но Марина смолчала. Ноги в капроне блестели. Мы же их не на улицу выселяем. Мы им двухкомнатную квартиру даем. В том же подъезде. Привычка тоже много означает Итого шесть». Означает, она с ребенком остаются без единой копейки.

Захворать — и то нельзя. А впереди — одинокая нездоровая старость. Старость — постоянно одинокая и нездоровая, даже в окружении малышей. Вы квартиру продали. У вас больше есть. Откуда она знает? Наверняка, Алечка проговорилась. Алечка, как старушка, везде сует собственный нос. А что знают двое, знает свинья. То есть Людка. И оставаться с голым задом я не желаю. Ну вы ж приехали Вы ж живете. Я ведь вас не гоню. Почему не вложиться? Внести свою долю в семью.

Марина вырастила отпрыска, Людкиного супруга. Это и есть ее толика. На нет и суда нет, — философски увидела Людка и удалилась в туалет. Оттуда она не вышла, а выпала. Головой вперед. Марина стояла над ней, не понимая, что же делать. Людка была массивная, как лошадка. Марина затащила ее на половик и на половике, как на санях, отвезла в спальню. Малыши бежали рядом, им было забавно. Задумывались, что это игра. Позже они втроем громоздили Людку на кровать. Максим снимал с нее обувь. Алечка накрывала одеялом.

Детки по-своему обожали Людку и не боялись ее. В провинции же чуток за 20 понимаешь, что ежели не завести семью, то делать здесь совсем нечего. Хотя, ежели открыть глаза и поглядеть, то даже с супругой и детками жизнь смотрится как тлен. И ежели до их отсутствия люди задумываются о том, как смотреться, как разговаривать и куда расти, чтоб отыскать для себя половинку поинтереснее, то опосля брака в голове одна забота — где взять еще 100 баксов?

Образования давать негде — ни для себя ни детям. Заведений нет, а те, что есть уже вдоль и поперёк исследованы и без стакана там, ну чрезвычайно скучновато. А ежели я не пью? Поточнее тогда не пил. Я стоял в душе опосля неплохой тренировки и откисал. Башка незначительно гудела опосля пропущенных ударов и я пробовал прийти в себя, что было неудачно. Ему было как раз слегка за 20, он женился, обзавелся ребенком и задумывался, что жизнь его преисполнена высшим планом.

Тем наиболее, задачку самца он выполнил. Мне нравился он. Неплохой юноша — хороший. Но не рос больше. Как выполнил кандидата по боксу, так и топчется на месте. То квасом занимается в летнюю пору, то бокс преподает, то еще где калымит. А потенциал у него безграничный.

Как и у хоть какого. Они для тебя квартиру подыскали рядом с ними. Через пару недель можно заезжать. Непревзойденно, — я был рад, — скоро буду дома, обсудим. Так началась моя подготовка к переезду.

Читать виктория токарева казино быстро скачать игровые автоматы

Виктория Токарева рассказ \

Другие материалы по теме

  • Играть казино 888
  • Программа для обмана онлайн казино
  • Онлайн покер в беларуси
  • Игры на 2 в карты играть
  • Кардеры i казино
  • комментариев 1

    Комментировать