Поиск по сайту

Независимость Косова: оценки и аргументация в комментариях российских политиков, экспертов и блогеров

Опубликовано: 05.04.2008

Риторическое сопровождение того или иного политического события всегда носит целенаправленный характер, особенно в том случае, если речь идет о событии глобального масштаба. Образы внешнего мира и внешней политики государства – устойчивые риторические образования, во многом характеризующие сложившуюся политическую систему и ее участников.

Очень показательными в этом отношении являются ситуации конфликтов и неопределенностей в международной политике, выявляющие скрытые противоречия внутри общественно-политической системы. В современном мире наиболее болезненными для государства становятся вопросы территориальной целостности и национальной идентичности, и Россия не является исключением. Каждый прецедент, связанный с изменением расстановки сил на международной арене и переосмыслением роли России в геополитическом процессе, вызывает острую реакцию российских политиков. Риторика, порожденная к жизни такими историческими моментами, апеллирует к самым разным чувствам массовой аудитории, но в первую очередь стремится воскресить идеологемы патриотизма и народного единства перед лицом общего врага.

Одним из таких событий, четко структурировавших речевое поведение политиков и обывателей, стало самопровозглашение и последовавшее затем международное признание независимости Косова. Рассмотрим риторические механизмы, которые были задействованы в продолжительном и масштабном обсуждении независимости Косова в российских СМИ, а также в блогах (где обсуждение носило неформальный характер). При подготовке статьи были использованы информационные и аналитические материалы РИА «Новости», телевизионного канала «Вести-24», радиостанций «Свобода» и «Эхо Москвы», сайта livejournal.com.

Событие (политическое, экономическое или иное) становится событием для аудитории в тот момент, когда о нем сообщают в новостях. Статус же сообщения в массовом сознании определяется в соответствии с отведенным ему временем в рамках новостного бока и со статусом комментирующих его экспертов. Уже при первом появлении в идеологизированном новостном дискурсе событие соотносится с ранее сформированной системой идеологем и риторических оценок. Иными словами, в ценностной системе координат, которую диктует аудитории то или иное СМИ, каждое новое событие помещается на свое место, обозначаемое риторически.

Дальнейшее развитие и включение новости в определенный социально-политический контекст закрепляет  в сознании массовой аудитории значение, предложенное журналистами или экспертами. Комментарии и дискуссии, транслируемые в СМИ, имеют своей целью окончательно расставить риторические акценты, уточнив и детализировав оценку события, сформировав так называемый символический зонтик.

Параллельно с потреблением предложенной информации массовая аудитория вырабатывает собственную точку зрения на то же самое событие, опираясь на неявно выраженную информацию, на скрытый смысл тех или иных высказываний, на сопоставление противоречивых оценок, исходящих от разных источников. В конечном счете каждое событие, преломленное в СМИ и ставшее достоянием массовой аудитории, формирует два риторических образа: официальный, преподносимый СМИ, и неофициальный, также опирающийся на информацию, преподнесенную СМИ, но бытующий в рамках межличностной коммуникации. Официальным мы называем как образ события, созданный проправительственными СМИ, так и оппозиционный образ события, созданный оппозиционными СМИ. В любом случае для аудитории это кодифицированная и четко атрибутированная точка зрения.

Сравним официальную риторику, выстроенную проправительственными и оппозиционными СМИ вокруг косовского кризиса, и неофициальную реакцию аудитории, выплеснувшуюся в обсуждение на форумах и в блогах.

 1. Дискурс новостей

В первых сообщениях российских СМИ о провозглашении независимости Косова были актуализированы семантические компоненты срочности, экстренности, чрезвычайности. Таким образом событие изначально преподносилось как экстраординарное, нарушающее норму. Это значение нормативной частной оценки формировалось с помощью традиционных в таких ситуациях клише дипломатического подстиля:

Парламент Косово на внеочередном заседании в воскресенье утвердил декларацию о независимости края и принятии символов государства Косово.
Ранее премьер Косово Хашим Тачи сообщил, что этот документ уже утвержден на высшем уровне. "Документ уже подписан главой Косово и мною, премьер-министром Косово. Глава парламента Косово созвал экстренное заседание парламента для обсуждения вопроса о независимости Косово. Речь идет о провозглашении независимости Косово и обсуждении символов государственной власти", - сказал Х.Тачи на пресс-конференции в воскресенье, показанной в прямом эфире телеканала "Вести-24".

В дальнейшем частная нормативная оценка была вытеснена в текстах информационных сообщений частной этической оценкой, касающейся в первую очередь правовых аспектов отделения Косова от Сербии. Правовая оценка в новостном дискурсе формируется также за счет использования дипломатических клише, в завуалированной форме представляющих негативную реакцию России на объявление независимости по этническому принципу.

  • Правительство Сербии выразило резкий протест Евросоюзу.
  • Россия потребовала созвать заседание СБ ООН для принятия мер по возвращению к политическому урегулированию в Косово.
  • Россия поддерживает требование Сербии восстановить территориальную целостноть страны, говорится в заявлении МИД, где отмечается, что "тем самым (принятием декларации) нарушены суверенитет Республики Сербии, Устав ООН, резолюция 1244 СБ ООН, принципы Хельсинкского Заключительного акта, косовские конституционные рамки, договоренности на высоком уровне в Контактной группе".
  • США настаивают, что единственный выход из тупика - "план Ахтисаари", предполагающий независимый статус края под международным контролем.

На состоявшемся 16 февраля экстренном заседании СБ ООН сторонники независимости Косово оказались в меньшинстве. Лишь пять государств (США и Европейского Союза) из 15 членов СБ высказались в поддержку признания "плана Ахтисаари", наделяющего сербский край статусом независимости по этническому принципу.

В приведенных выше примерах клише дипломатического подстиля формируют имплицитную правовую оценку ситуации. Формально в большинстве новостных текстов приводятся две точки зрения на провозглашение независимости Косова. Однако одна из этих точек зрения должна отторгаться аудиторией, воспринимаясь как неприемлемая. Этому способствуют субъективно-модальные компоненты, включенные в текст и актуализирующие семантику сомнения.

В качестве аргументов использованы ссылки на нормативные акты международного права, содержание которых вряд ли знакомо широкой аудитории. Априорная констатация нарушения норм международного права (аналогично априорной констатации чрезвычайности события) фактически является  формой апелляции к авторитету – одной из разновидностей контекстуальных аргументов, традиционно используемых в идеологической речи.

В коротком информационном сообщении, безусловно, нет места эксплицитной оценке и тем более ее развернутой аргументации. Единственная открыто высказанная оценка, которую позволил себе ведущий канала «Россия» Константин Семин, вызвала общественное негодование в России и протест Сербии:

Сегодня жители Белграда наверняка вспомнили другие митинги, как обалдевшая от либеральных обещаний страна плачем провожала на тот свет западную марионетку Зорана Джинджича – человека, развалившего легендарную сербскую армию и спецслужбы, продававшего в Гаагу героев сербского сопротивления за абстрактную экономическую помощь и получившего за это заслуженную пулю.

Дальнейшее расширение и детализация новостных тестов происходили за счет включения в текст информационного сообщения элементов комментария, представленного в виде прямой речи политических деятелей. Эмоционально окрашенные короткие реплики политиков, приводимые в новостных сообщениях, содержат и эксплицированную оценку, не подкрепленную какими-либо существенными доводами. Тем самым говорящие фактически высказывают свое личное отношение к событию. Объектом оценки и в этих фрагментах все так же является правовой статус события, соответствие действий властей Косова, Сербии, Евросоюза нормам международного права.

  • Премьер-министр Сербии Воислав Коштуница, обращаясь к нации, заявил, что Сербия никогда не признает независимое Косово и считает его фальшивым государственным образованием.
  • Как считает сербское правительство, такие акты и действия "представляют собой насильственное и одностороннее отторжение территории Республики Сербия, поэтому являются недейственными и ничтожными".
  • Пакколи подчеркнул, что со стороны Сербии важно признать, что для Косово независимость – единственный путь, по которому можно идти, единственное решение.

 При каждом следующем обращении к этому событию тексты СМИ задействовали все более широкий контекст. Событие детализировалось, развивалось и его риторическое сопровождение. Объект оценки постепенно смещался: от независимости Косова комментаторы переходили к положению России на мировой арене, формируя бинарные оппозиции Россия – Евросоюз или Россия – США (по общей модели Россия – враждебное окружение).

Рассмотрим выборочно заголовки ленты новостей, отражающей трансформацию оценок в устах российских политиков с течением времени:

  • Постпред РФ при ЕС: решение направить миссию в Косово – парадоксально
  • Сергей Лавров: с сепаратизмом нужно бороться сообща
  • Россия считает позицию США по Косову циничной
  • Белград: ночь погромов
  • Сербия не была такой сплоченной со времени натовских бомбардировок
  • Патриарх Алексий II: самопровозглашение Косова – антиисторическое событие
  • Лавров: отправка миссии ЕС в Косово – это горькая ирония
  • Камынин: ЕС поощряет сепаратизм в мире
  • Джульетто Кьеза: ситуация вокруг Косова осложнит отношения России и ЕС
  • Ястржембский: косовская проблема осложнит диалог России с ЕС
  • Боцан-Харченко: самопровозглашение Косова – опасный прецедент
  • Наталья Нарочницкая: после отделения Косова будет действовать закон джунглей
  • Тадич: отделение Косова - акт беззакония
  • "Югославская матрешка" может делиться дальше
  • Грызлов: самопровозглашение Косова нарушает международное право
  • Россия поставит вопрос о незаконности косовской декларации
  • В Приштине - фейерверк, в Митровице – взрывы
  • Жириновский: начинается новый передел мира
  • Рогозин: НАТО и ЕС разрушают основы международного права
  • Совет муфтиев России с оптимизмом смотрит на отделение Косова

В приведенных выше примерах преобладают обобщенные оценки, касающиеся уже не только частной ситуации вокруг отделения Косова, но и последствий этого события в мировом масштабе. Если на более ранних этапах формирования этого новостного нарратива в нем преобладали рационалистические оценки, то теперь в нем появляется отчетливый эмоциональный компонент. В заголовках мы видим оценочные метафоры (югославская матрешка, закон джунглей), событийную лексику с выраженным эмоциональным компонентом (взрывы, фейерверк, погромы), лексику со значением психологической оценки (парадоксально, цинично, горькая ирония), возрастает частотность использования идеологемы «сепаратизм» применительно не только к Косову, но и ко всем проблемным регионам. Обсуждение частной проблемы постепенно перерастает в эмоционально насыщенную дискуссию о принципах международного права и о последствиях частного решения, которое может быть воспринято как прецедент.

 2. Комментарии экспертов

По мере развития событий вокруг Косова к обсуждению в СМИ привлекался все более широкий круг экспертов. В аналитических материалах на телевидении ситуация рассматривалась в разных аспектах, при этом сохранялась тенденция к увеличению эмоциональной составляющей высказываний. Показательным в этой связи является интервью митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла каналу «Вести-24». Обратим внимание на оценочный контекст, в который помещается событие. В целом в беседе приведена уже знакомая аудитории оценка ситуации, представленная ранее в новостных текстах.

Любопытно, что ключевые идеологемы, связанные с отделением края Косово и уже сложившиеся в определенную смысловую схему, присутствуют только в речи корреспондента, в его вопросах митрополиту. Ответы резко отличаются от вопросов по тональности и стилистике, причем стилевой контраст несомненно осознан говорящим как риторический прием. На вопрос корреспондента, содержащий набор идеологем (косовский кризис, права человека) и клишированных оборотов (превратное понимание, в современном мире) митрополит отвечает с помощью топоса (своим умом жить надо). Контрастирующие с формализованной речью корреспондента, слова митрополита Кирилла воспринимаются как просторечные:

- Владыка, вы вернулись из Женевы с сессии Совета ООН по правам человека. Скажите, удалось ли вам убедить коллег, что косовский кризис - результат превратного понимания прав человека в нашем современном мире?

- Своим умом жить надо. Тогда и погибать не будем. Если поступаем так, как кто-то нам велел поступать, если поступаем против своих суверенных прав или как бы вопреки своим историческим, психологическим, религиозным установкам, то ничего хорошего из этого  не получается.

Апелляция к топосу – также разновидность контестуального аргумента, используемого в рамках воздействующей речи. В данном случае этот аргумент преследует цель придать косовскому кризису иной статус, завуалировав политические компоненты содержания и актуализировав в сознании аудитории общечеловеческие ценности.

Метафоры боли и страдания, распятия Сербии играют ту же роль: выведение ситуации за рамки сугубо политического дискурса. Этическая частная оценка в речи митрополита Кирилла сопряжена с оценкой эмоциональной, выражена с помощью риторических фигур, введена с использованием интертекста, и тем самым усилена:

  • Вот Косово изначально создается на несправедливости, боли, на страдании людей. Если сравнить даже Гражданскую войну в России с тем, что сегодня происходит в Косове, то, думаю, учитывая размеры государства, это гораздо страшнее. Вот на этой боли, на этой горечи, на этом страдании создается независимость и якобы некое неблагополучие.
  • Эта боль, эта болезнь, загнанная в глубину жизни этого образования, в какой-то момент рванет.
  • Напрашивается такой образ - распятие страны. Сербию распинают. Как можно было оторвать от сербов источник их национального, религиозного самосознания, начало их истории?! Конечно, этот факт очень драматизирует ситуацию вокруг Косова. Если бы Косово было бы какой-то другой частью Сербии, а не той, которая связана с национальным самосознанием всего народа, может быть, не так болезненно протекали бы сейчас все эти процессы.

По мере нагнетения эмоций проправительственными СМИ формировалась и альтернативная позиция, опирающаяся на стремление к рациональной, аргументированной оценке происходящего. Так, Евгений Киселев в своей передаче «Власть» на радиостанции «Эхо Москвы» назвал происходящее в СМИ «просербским ражем» России, Евгений Бунтман в той же программе охарактеризовал заявления России как «ритуальные», Константин Ремчуков иронизировал над провозглашаемым принципом помощи «братьям-славянам». Все это, по мнению экспертов, предназначено для «внутреннего пользователя».

Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», в своем интервью на радио «Свобода» также высказывается не только о самой проблеме Косова, но и о ее обсуждении. Таким образом, в оппозиционных СМИ риторика российских политиков рассматривается как равноправный компонент новостного дискурса. Предметом негативной оценки становится неоправданная эмоциональность риторики российских СМИ. Свою позицию Лукьянов аргументирует тем, что масштаб и тональность обсуждения не соответствует подлинному масштабу российских интересов на этой территории:

Позиция России, если очистить ее от риторики и эмоций, всегда была достаточно прагматичной, потому что, если честно говорить, у России прямых-то интересов нет – ни на Балканах в целом, ни в Косове в частности. Она хотела добиться того, чего хотел Газпром, и добилась, заключив сделку по покупке нефтяной компании Сербии. И поддержка Тадича на выборах как раз очень четко показала, что Россия понимает реальные и мнимые интересы. Но, к сожалению, вся обстановка вокруг Косова развивается не так, как хотелось бы. Я боюсь, что эта волна эмоций будет расти.

 3. Комментарии пользователей сайта livejournal.com

Параллельное обсуждение независимости Косова разворачивалось на ряде политических форумов, в том числе на сайте livejournal.com. Общая тональность этого неформального обсуждения была значительно более резкой, чем в СМИ. Открытое использование негативной оценки в качестве механизма речевой агрессии отличает выступления пользователей сайта от выступлений как в официальных, так и в оппозиционных СМИ.

Негативной оценке подвергалась в первую очередь официальная позиция властей, высказываемая в проправительственных источниках. Так, в нижеприведенном примере ирония по отношению к идеологемам (отечество, патриоты), разговорно-сниженная лексика по отношению к позиции властей (мол, ату, типа) формирует открытое отрицание, полное отторжение государственной политики:

Evelbius:

Ну вот и показали свою колониальную сущность наши власти. 
Вокруг бедной Абхазии, в которой доля русских за 15 лет уменьшилась в разы, которая для нас может стать второй Чечнёй, - устраивают ритуальные пляски. Ритуальные для НАС - мол, смотрите сюда, мы радетели Отечества. Ответим, ату ЕС, на КосовоТипа патриоты.

Этическая оценка поведения российских властей во многом воспроизводит то, что говорится в оппозиционных СМИ. Как по содержанию, так и по форме. В вышеприведенном отрывке обращает на себя внимание использование слова «ритуальный» для обозначения неэффективности того, что делают, и бессодержательности того, что говорят представители России. Этот же эпитет использовали эксперты, выступавшие в оппозиционных СМИ.

Фактически в блогах и на форумах представлена только оппозиционная оценка косовского кризиса, а точнее – негативная оценка внешней политики России, опосредованная косовским кризисом. Пользователи сайта, разделяющие позицию правительства и проправительственных СМИ, оказываются в меньшинстве. Их выступления не представляют интереса, поскольку в основном воспроизводят идеологические клише, рассмотренные нами выше.

Одно из наиболее объемных выступлений на сайте livejournal.com содержит ярко выраженную иронию в адрес официальной риторики властей. Автор цитируемого ниже сообщения формирует оппозицию мнимых целей, преподносимых аудитории как истинные, и подлинных целей, маскируемых официальной риторикой. В частности ироническому переосмыслению подвергается идеологема «патриотизм», помещенная в словосочетание «газпромовский патриотизм», что прозрачно намекает читателю на коммерческую подоплеку единения славянских народов. Значение частной утилитарной оценки (экономическая целесообразность государственной политики) формируется и подтверждается с помощью констатации факта и последующей его интерпретации:

Ru_nazdem:

Как известно, бесплатный газ только в душегубке, так что Сербии за свою любовь к российским "братушкам" надо будет поступиться принципами и не только - аппетиты Газпрома распространяются на стратегические отрасли сербской экономики. Согласно разработанному межгосударственному договору, компания "Газпромнефть" становилась бы собственником 51% акций Naftne Industrije Srbije (NIS) - государственного энергетического концерна Сербии. Иначе говоря, российский монополист за свою весьма условную поддержку в политической сфере получал бы фактический контроль над энергетикой центральноевропейского государства. Причем получал этот контроль по весьма заниженной цене и без международного тендера.

Последняя часть этого текста содержит элементы речевой агрессии, направленной против национализма и патриотизма, разграничения между которыми автор сообщения не проводит. Для субъекта речи в данном случае важнее обозначить истинную цель апелляции к патриотическим чувствам: утилитарный характер патриотических проявлений становится объектом негативной этической оценки. Таким образом, частные оценки вступают в конфликт: то, что выгодно Кремлю, плохо для граждан России. Высокая концентрация экспрессивной, разговорно-сниженной лексики, использование сниженных фразеологизмов (с пеной у рта, на кого работаешь, облизывать сапог, послать на болт), дидактическая интонация, призыв выбрать линию поведения приближает этот фрагмент к речевому жанру призыва. Впрочем, автор не предлагает читателям никаких конкретных действий:

Ru_nazdem:

Таким образом, русским националистам, с пеной у рта вопящим "Косово - сербская земля!" надо в очередной раз задуматься на кого они работают. Уже давно стоит себе уяснить - поете в унисон с властью - набиваете ее карман и отдаляете свою победу. Практически любой компонент исторической памяти, который вызывает слезливые сантименты у "патриотической общественности", Кремль нагло использует для собственного благополучия. Нравится быть массовкой царя-батюшки, "оппозицией его величества", облизывайте дальше гебешный сапог. Хотите стать субъектом политической жизни - пошлите на болт "газпромовский патриотизм".

 Подводя итог нашему весьма схематичному рассмотрению риторических механизмов формирования оценки в СМИ, обозначим основные тенденции. Во-первых, даже новостной дискурс склонен к усилению эмоциональной составляющей оценочных значений и вытеснению рациональной составляющей. Во-вторых, ни новостные, ни аналитические программы не склонны к аргументации предлагаемых аудитории оценок. В-третьих, оппозиционные СМИ подвергают оценочной интерпретации в первую очередь действия государства, а не само событие, послужившее информационным поводом. В-четвертых, оценочность по отношению к позиции властей, переходящая в агрессию, еще более отчетливо выявляется в выступлениях частных лиц по неофициальным каналам, в том числе в блогах или на форумах. В-пятых, чаще всего пользователи интернет-сайтов воспроизводят оценки, уже высказанные оппозиционными СМИ.