Поиск по сайту

Из-за чего ссорятся два Виктора

Опубликовано: 15.04.2007

Самые напряженные отношения обычно складываются между близкими родственниками, живущими под одной крышей. Сплав многолетней привязанности и многолетнего же раздражения принимает причудливые формы, на посторонний взгляд варварские и бессмысленные.

 Таковы отношения Украины и России. Тезис «Украина – не Россия» с одной стороны и рефрен «если нарушите Конституцию, у нас будет то же самое» с другой стороны. Россия – архетипический враг Украины, причина всех бед, воплощение мирового зла. Украина – нечто вроде политического пугала для России. Маленьких детей пугают то милиционером, то тетей-доктором. Российскую власть упорно пугают Майданом.

 Пафос украинского самоопределения наилучшим образом выразила женщина-символ помаранчевой революции: «В мире родилось большое количество независимых государств, которые после распада социалистического лагеря должны были дать миру что-то новое. Но часть государств скатилась к тоталитаризму, другая часть без любого осмысления стала на путь, который уже давно не выбирал цивилизованный мир, Россия слишком большая, чтобы дать стройную и качественную стратегию движения вперед. И только Украина имеет все для того, чтобы действительно задекларировать новые стандарты жизни, новые качества жизни, новый путь». Высказывание, очень характерное для украинского политического дискурса прямолинейностью, которая обусловлена свойствами самого украинского языка, в последнее время ставшего знаменем нового пути Украины. Отношения Украины и России неизбежно проецируются на отношения между властью и оппозицией, а также на отношение украинцев к русскому языку.

 Национальное самоопределение необходимо требует самоопределения языкового. Языковой вопрос был и остается одним из самых болезненных на Украине еще с XVI века, когда впервые встал вопрос о национальном литературном языке. Ситуация двуязычия конфликтна по определению, поскольку предполагает сосуществование двух мало согласованных картин мира и дискурсивных систем в сознании одного человека. Двуязычие взрывоопасно тогда, когда параллельно существующие на одной территории языки являются близкими родственниками, между которыми только филолог сможет провести четкую границу.

 Языковая политика современного украинского государства направлена на закрепление государственного статуса украинского языка и на вытеснение русского языка на периферию, причем в унизительном статусе языка национального меньшинства. В отместку за долгое имперское притеснение, оскорбительные следы которого видны даже в номинативной оппозиции «великорусское – малороссийское». Подобные меры нуждаются в теоретическом обосновании – хотя бы потому, что украинский язык уступает русскому по многим функциональным параметрам. Эта проблема знакома большинству новообразованных национальных государств, языки которых нуждаются не только в терминологическом, но и в лексико-семантическом обогащении для того, чтобы властный дискурс стал качественным и полноценным.

 Нижеприведенные слова Юлии Тимошенко понятны и без перевода, хотя звучат для русского слуха, пожалуй, более экспрессивно, чем для украинского: «Я знаю, що сьогодні люди вже, коли дивляться ці коаліційні перегони, просто плюють у те телебачення або вимикають, або перемикають. І вони дивуються: які всі політики — просто однакові мерзотники…Я не хочу бути в тому таборі. Тому ми або в опозиції, причому в чесній опозиції — не виляючи хвостами то направо, то наліво, або ми будемо дійсно боротися на нових виборах за те, щоб люди зрозуміли, що нові вибори — це новий шанс очиститися, знаючи вже справжнє обличчя політиків. Я згадаю перегони наші виборчі, коли я говорила декілька речей всього на зустрічах з людьми».

 Украинский язык беден, его словарный запас ограничен. Ограничены и его коммуникативные возможности, особенно в сферах официального и научного общения. Трудно по-украински выразить тонкие оттенки смысла, поэтому выступления украинских политиков весьма агрессивны и прямолинейны. Украинский язык не дал миру великой литературы, подобно немецкому или французскому. В конце концов, Гоголь писал по-русски. Даже «Вечера на хуторе близ Диканьки». Даже «Миргород». И не потому, что не был патриотом, а потому, что именно русский язык, обогащенный украинизмами, сделал Гоголя великим писателем.

 Русский и украинский языки – ближайшие родственники. Они произошли от одного восточнославянского языка, на котором говорили в Киевской Руси, после того, как Киевская Русь распалась на территории, оказавшиеся под разными влияниями. Принято считать, что украинский язык сформировался под существенным влиянием языка польского, и тому есть множество свидетельств в украинской лексике и грамматике. Но смириться с подобным положением дел украинские политики не могут. Дискуссия, развернувшаяся между националистически настроенными филологами и традиционным научным знанием, регулярно выплескивается в украинские СМИ – например, вот в таком виде: «Большинство современных украинских ученых считают, что украинский язык возник приблизительно в середине первого тысячелетия нашей эры» (Александр Палий, «Украинская правда»). Украинский язык называют языком Киевской Руси, иногда договариваются до того, что украинский – это и есть праславянский, а украинцы – это прародители всех славян как минимум, если не всего человечества. Склонность приписывать себе чужие заслуги вообще характерна для украинского менталитета. Так, на сайте Виктора Януковича можно выяснить, что именно ему принадлежит высказывание «Дорогу осилит идущий».

 При этом речевая практика украинского общества остается двуязычной по объективным причинам. Русский язык продолжает функционировать в повседневном общении, в науке и в делопроизводстве. Двуязычны СМИ, двуязычна литература, двуязычна даже политическая риторика, как это ни парадоксально. Впрочем, по-русски чаще всего изъясняется пророссийская оппозиция. Но все же русский язык – не самая большая угроза национальному самосознанию украинца. Самый страшный враг украинского самосознания – это суржик. Креолизованный язык, возникающий на базе русской грамматики, в которую подставлены украинские слова и в котором преобладает украинская произносительная манера. Суржик появляется, с одной стороны, в процессе перехода сельского населения, родным языком которого был украинский, на русский. С другой – в процессе перехода населения, родным языком которого был русский, на украинский. Исследователи современного состояния речевой практики на Украине предлагают даже понятие «лингвокультурологический суржик», обозначающее ситуацию нерасчленимых межкультурных и межъязыковых контактов, наличие общей культурной базы у русских и украинцев, основой которой является, как ни странно, советская масскультура и какие-то общеславянские пословицы и поговорки.

 Украинизмы, используемые русскоязычными СМИ Украины, становятся приемом создания иронической оценки. Чаще всего это слова, обозначающие реалии политической или  бюрократической системы. «Постанова», «пропозиции», «затримки», державний кошт». Они, как правило, брезгливо заключаются в кавычки, для того чтобы подчеркнуть дистанцированность пишущего от используемой номинации: «Почему-то считается, что именно таким путем и должна проводиться "розбудова держави", что любые другие пути неизбежно приведут "до втрати державності" (к утрате государственности)», - пишет Анатолий Железный, борец за историческую справедливость по отношению к русскому языку.

 Русский язык в России тоже пользуется украинизмами, впрочем, вряд ли слова «борщ», «бублик», «гопак» или «детвора» воспринимаются говорящими именно как украинизмы. В российских СМИ при описании украинской ситуации употребляются украинизмы «Рада», «Майдан незалежности», «помаранчевый», «жовто-блакитный» – как правило, с целью иронической оценки или для создания местного колорита. Геополитическими реверансами выглядят (и являются) ненормативное для русского языка ударение «укрАинский» и сомнительное управление «изготовлено в Украине». Вот эти следы дружбы-вражды воспринимаются как искусственные, навязанные, разрушающие языковую норму в угоду самолюбию жутко комплексующего соседа. Впрочем, русский язык переварит и это. И Молдову с Беларусью, и Кыргызстан с Алматы.

 Слияния и разделения братских славянских народов, которые в ходе истории то тянет друг к другу, то разбрасывает в разные стороны, породили множество анекдотов про хохлов и москалей, поговорок и прочих народных мудростей, отражающих глубинные ментальные стереотипы. И на уровне этих стереотипов отношения Украины и России трудно назвать взаимной ненавистью. Про врагов не сочиняют анекдоты, а если и сочиняют, то они становятся достоянием политической пропаганды, быстро утрачивая актуальность и комизм, если последний вообще был. Сейчас почему-то никто не рассказывает анекдотов про фрицев времен Великой Отечественной войны, чтобы развеселить компанию. А вот шутки про москалей и хохлов до сих пор воспроизводятся, хотя многие из них обросли длиннейшей бородой. Подобный смех не является враждебным в строгом смысле этого слова. Он всего лишь констатирует культурные различия народов, находящихся в близком контакте и крайне друг другу небезразличных.

 Язык и мышление определяют друг друга. Мы думаем так, а не иначе, потому что так, а не иначе, устроен наш язык. Каков язык, такова и политика. Поэтому бессмысленно пугать Россию украинской моделью. Хотя бы потому, что мышление гражданина России, вне зависимости от рода его занятий,  устроено иначе, чем мышление гражданина Украины.

Источник: russ.ru