Поиск по сайту

Подпоручик Киже

Опубликовано: 12.11.2009

Далекий от спорта человек вряд ли когда-либо видел слова «параолимпийский» или «сурдоолимпийский» написанными на бумаге. И много потерял. Скорее всего, в таком написании они исчезнут из средств массовой информации в самом ближайшем будущем (а больше на них и посмотреть-то негде). Ибо вчера Дмитрий Медведев высочайшим указом законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты» легитимировал написания «паралимпийский» и «сурдлимпийский», из которых убрана буква «о», причем – в случае с «сурдлимпийским» – даже не одна. Сделано это, как следует из сообщения ИТАР-ТАСС, для единообразия в законодательных текстах.

Понятно, что путаница в наименованиях мешает принимать законы. Выделишь бюджетные средства на параолимпиаду, а их заберет какая-то посторонняя жульническая паралимпиада. Или наоборот. А то еще распорядишься подарить по машине сурдлимпионикам. А за машинами придут какие-то сурдоолимпионики. И как их отгонять? Короче, тут шутить нельзя. Каждая кавычка на счету, каждое ё с точками или без точек. Одна буква, один пунктуационный знак полностью меняет смысл документа.

Тем более понятно, как эта путаница образовалась. Сначала безграмотные люди зарегистрировали организацию с названием, в которое входит слово «паралимпийский». Попали под влияние английского paralympic, а на русские словообразовательные нормы наплевали – не филологи же, зачем разбираться. Потом другие безграмотные люди стали воспроизводить это название в официальных документах. А время от времени грамотные люди, составлявшие какие-нибудь другие официальные документы, писали как положено – «параолимпийский». И вот, очевидно, набралась критическая масса документов с вариантами написаний, причем процентов, скажем, 60 было «паралимпийский», а процентов 40 – «параолимпийский». Как тут навести порядок? Естественно, выбрать один вариант. Как его выбрать? Ну разумеется, по частотности – это во-первых. Филолог знает, что наиболее распространенный вариант не всегда правильный, но чиновник – не филолог. Во-вторых, основанием для выбора некорректных написаний стало то, что они входят в состав официально зарегистрированных названий организаций. Любой чиновник вам скажет: писать надо в точности как зарегистрировано, бережно сохранив все большие буквы, все орфографические ошибки и указав полную форму собственности, а лучше еще воспроизвести логотип в цвете, чтоб уж точно никаких сомнений  не осталось.

В орфографических словарях, разумеется, приведены правильные с точки зрения русского словообразования и русской орфографической нормы варианты «параолимпийский» и «сурдоолимпийский», на них действие нового закона пока не распространилось. Точнее следовало бы сказать – не в словарях, а в словаре. Потому что оба слова зарегистрированы только в Русском орфографическом словаре под редакцией В.В.Лопатина, председателя орфографической комиссии РАН. Словаре, содержащем ряд спорных написаний и не раз подвергавшемся критике, но в то же время единственном словаре, в котором представлено 200 тысяч слов, в том числе неологизмов или недавних заимствований, ставящих в тупик большинство пишущих.

И вот в сложившихся обстоятельствах мы упираемся в странное противоречие, которое президенту Медведеву – как юристу – должно понравиться. Противоречие это, честно сказать, не вчера возникло. Но лишний раз о нем напомнить не помешает.

Итак, 7 июня 2005 года вступил в силу федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации». В законе, например, написано, что «статус русского языка как государственного языка Российской Федерации предусматривает обязательность использования русского языка в сферах, определенных настоящим Федеральным законом», причем при «использовании русского языка как государственного» не допускается «использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка». В переводе: государственным языком считается только современный русский литературный язык. Кодифицированный, нормативный, описанный в словарях и справочниках. То есть официальные документы, написанные государственным языком Российской Федерации, должны соблюдать орфографические и пунктуационные правила (и все прочие нормы) современного русского литературного языка. Логично. И по этой логике получается, что утвержденные президентом Медведевым написания «паралимпийский» и «сурдлимпийский» самым очевидным образом нарушают закон о государственном языке, принятый еще при Владимире Путине. А зарегистрированные с ошибками наименования организаций тоже нарушают этот закон, и устранить несоответствие можно только исправив ошибки.

Только вот у нас до сих пор действуют правила русской орфографии и пунктуации 1956 года издания, нуждающиеся в обновлении, а новый скорректированный вариант этих правил, представленный публике в 2007 году, пока не получил одобрения экспертов. Хуже того, Русский орфографический словарь Лопатина тоже пока не получил одобрения экспертной комиссии, созданной приказом министерства образования. Таким образом, норма написания вроде бы и есть. Но вроде бы и не имеет официального статуса. Такой вот подпоручик Киже, выросший из одной ошибки переписчика. Вроде бы на бумаге он есть. Но на самом-то деле его нет. И следовательно любой чиновник вправе писать так, как ему понятнее и удобнее, не спрашивая филологов, а ориентируясь исключительно на собственные представления.

Примерно теми же причинами объясняется появление в Общероссийском классификаторе стран мира Республики Беларуси и Республики Молдовы, противоречащих норме русского языка, которую еще никто официально не отменял. Утвержденный Госстандартом классификатор – это обязательный для всех документ, но такими же обязательными для всех документами должны быть словари и справочники русского языка. Должны. Только их сначала кто-то должен написать, потом обсудить в филологическом сообществе, заручиться одобрением коллег, потом отправить в экспертную комиссию, которая все это утвердит и опубликует в качестве рекомендованного министерством образования справочного издания. Этот процесс происходит значительно медленнее, чем хотелось бы, а местами и вовсе стоит на месте. Но во всяком случае не Госстандарт должен диктовать нормы написания филологам, а наоборот – филологи должны консультировать министерства и ведомства, чтобы пока, в отсутствие полной современной системы правил и норм, сотрудники государственных органов не создали свой, не побоюсь этого слова, параязык. Или парзык – если уж придерживаться новых правил словосложения. Надо же как-то привыкать?..

Филологи в идеале должны консультировать юристов, занимающихся регистрацией наименований юридических лиц, фирменных наименований и прочих коммерческих обозначений. Иначе юристы всерьез утверждают, что «Ульяновская молочная компания» и «Ульяновская Молочная Компания» - это два грамматически разных наименования, которые не могут быть признаны тождественными. И оба можно запросто зарегистрировать. И ничего, что второе содержит две орфографические ошибки по действующим орфографическим нормам. И теперь несчастным журналистам придется его воспроизводить во всей красе в соответствии с организационными документами, чтобы не быть превратно понятыми. Такими вот нарушающими орфографические правила наименованиями забита вся база Роспатента, а вместе с ней – и все деловые СМИ. Но филологов, как обычно, никто не спрашивает. Даже лингвистические экспертизы почему-то делают то психологи, то искусствоведы: например, экспертизу рекламы, признавшую слово «офигеть» оскорбительным, проводила кафедры этики, эстетики, теории и истории культуры Уральского государственного университета (УрГУ), на которой нет ни одного филолога.

К сожалению, пока нет прецедентов преследования и административного или уголовного наказания за нарушение закона о государственном языке. В самом законе о последствиях его нарушения сказано весьма туманно: «…влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации». Впрочем, не менее туманно описана и сфера его применения. Судя по всему, и этот текст готовили без активного участия специалистов нужной квалификации. Так что словотворческая самодеятельность в очередной раз останется без последствий.

Источник: Liberty.ru