Поиск по сайту

Мы теряем его!

Опубликовано: 08.07.2012

Геннадий Андреевич Зюганов неожиданно выпал из медийного поля, оставив нам только слухи о своем здоровье. Еще вчера он боролся с Прохоровым в президентской кампании, был обозван коверным клоуном при ельцинско-путинском режиме, выступал на митингах за честные выборы, и вот мы не знаем: что с ним, то ли инфаркт, то ли обследование, то ли гипертонический криз, то ли воспаление коленного сустава. Но даже если у Геннадия Андреевича всего лишь насморк, информирование общественности обставлено в лучших традициях. Сразу вспоминаются Северная Корея и Куба, чьи лидеры подолгу чем-то болели, не выпуская руля из рук. Официальная хроника на сайте КПРФ сообщает: 4 июня  поздравил, 5 июня направил приветствие, 6 июня выразил уверенность по телефону.

Отсутствие Геннадия Андреевича на голубых экранах губительно. Время от времени заглядывая в этот музей восковых фигур, мы обнаруживали, что фигуры-то живые, а списывать со счетов советскую историю рановато. Зюганов - живой памятник ветхой, но живучей политической культуры, который постоянно напоминает нам, что такое риторика в стиле «и вечный бой, покой нам только снится». По Зюганову можно преподавать в школе, это канонический советский оратор, причем бодрый и активный, не то что Брежнев из анекдотов.

Главный дефект современной российской политики - отсутствие как у оппозиции, так и у правящей партии внятной риторики, которая адекватно выражала бы их идеологию. Поэтому все примерно одинаково мямлят и пережевывают одну и ту же кашу на тему «хорошо бы все у всех было хорошо». Высшие риторические достижения современности - это личный стиль Путина или, скажем, Проханова, Лимонова, Жириновского. Стиль Зюганова - это вам не новодел какой-нибудь на коленке, как «мы модная страна, и все у нас получится» у Прохорова. За Зюгановым стоит 70-летний опыт, его стиль – это не личное самовыражение, а отшлифованная годами эстетика партии, описанная во многих исследованиях по советской риторике. Ничего столь же внятного и целостного пока не придумано, да и коммунистическая идея рая на земле вне конкуренции.

Вполне в концепции народности нежелание Зюганова исправлять дефекты своей речи: диалектное произношение - свидетельство того, что оратор сам из трудового народа, к нему и обращается. С полным, конечно же, правом, не то что проворовавшиеся олигархи. Намеренная медлительность, низкий темп речи - этому учили еще  в двадцатые годы в рекомендациях «как аргументировать перед темной крестьянской аудиторией». Целенаправленная шаблонность оборотов: «путевка в жизнь», «в неоплатном долгу»... Карикатурность некоторых суждений о современности тоже объясняется запросом аудитории, которая, если судить по электоральным достижениям КПРФ за последние 20 лет, неизменно ценит законченность картины мира, которую предлагает компартия во главе с Зюгановым. Этот трогательный образ народной власти и человека труда, эти ссылки на Ленина и Чернышевского, эту агрессивую метафоричность немного в духе позднего Троцкого: пещерный национализм и дешевая клоунада, похабные методы власти, заплывающие жиром олигархи, свирепое мурло фашизма, прорисовывающееся за уродствами либерализма...

Модернизация не обошла риторику Зюганова стороной. В докладе на XIV съезде партии процитирован Конфуций, предложена программа реформ по формуле "Три плюс семь плюс пять", вполне в медведевском духе. К счастью, веяния времени не помешали Зюганову заклеймить в том же докладе финансовый империализм и гнилой строй.

Всякий раз, когда политик или чиновник новой генерации бессубъектно обещает нам изменения к лучшему, мы думаем про себя: проклятый советский опыт. Унаследованный бюрократический способ изъясняться так, чтобы никому ни за что не отвечать. «Нужно, чтобы власть была прозрачной». Но прислушайтесь к Зюганову: никаких пассивных залогов, никаких приблизительных обещаний, только уверенное «мы сделаем» на фоне проклятий в адрес олигархическо-компрадорского клана. Ленин на броневике тоже обходился без страдательного залога. Примерно так должна выглядеть мобилизационная риторика, если кому интересно. Кто научит, как не Зюганов?

Выздоравливайте, Геннадий Андреевич.

Источник: "Деловой Петербург"